klim_s22 (klim_s22) wrote,
klim_s22
klim_s22

Category:

мои дети, наша жизнь. С чем мне пришлось встретиться, как опекуну - 3

Оригинал взят у drobinskaja в мои дети, наша жизнь. С чем мне пришлось встретиться, как опекуну - 3
Сразу после московского звонка мне позвонили из Следственного Управления Астраханской области. Они сказали, что сейчас пришлют следователя ко мне домой. Через полчаса приехала женщина, которая опросила меня и детей, а потом уточнила, что наутро мне надо быть у них. Мы так и договорились, я сказала, что утром найду, с кем оставить детей. На следующее утро где-то около девяти утра я была в Астраханском следственном управлении. И вот тут началось самое интересное: одновременно звонил тот самый помощник Бастрыкина - он звонил мне, уточняя, как дела, сразу после меня - руководителю, которым был на тот момент Бобров. И так все время пол кругу - мне, ему, мне, ему.
В кабинете у Боброва были еще руководители, его замы. Я заметила на столе толстую папку с названием Разночиновки.
Бобров мне сказал, что не считает нужным скрывать от меня и говорит прямо: "Вас прессует областное руководство. Из-за Разночиновки". Он сказал потом еще позже, что не может быть, чтобы руководитель такого уровня опустился до такой грязной ситуации, но "кто-то снизу дышит злобой..."
Я ему показала Распоряжение органов опеки о прекращении выплаты денежных пособий моим детям: "Они-то чем виноваты?"
Бобров возмущено сказал: "Ну я так и знал, что им деньги проклятые покоя не дают!!!"
Меня увели куда-то в другой кабинет, сказав следователю из отдела особо важных дел, чтобы он оставил все дела и занимался этим. Надо сказать, он был совсем этому не рад, у него хватало горящей работы.
Меня спросили, не возражаю ли я против осмотра детей экспертом, "а то потом позже скажут, что мы нарочно тянули, пока синяки пройдут". Они мне сказали, что забирают все дело к себе, сами будут поводить проверку, и никому другому трогать детей не разрешат. По озабоченным лицам начальства я видела, что вся ситуация более, чем серьезная.
Следователь перебирал бумаги на столе, в их числе кверху ногами я вдруг увидела заявление со знакомой подписью...эта женщина сейчас сидела с моими детьми! Улучив минутку я, в холодном поту, позвонила ей: "Люда! Ты на меня написала!" Она стала божится, что нет, я сочла благоразумным не настаивать. А через 10 минут мне позвонил Максим, что они одни, Люда снялась с места и усвистала, бросив детей одних!
А за окном повалил снег. Сплошной стеной. Через час к нам будет не доехать, город станет в пробках.
Я сказала следователю, что мне надо срочно домой - дети одни. Он отвел меня к Боброву, который сказал, что любит все сам смотреть, и поедет сейчас ко мне. По дороге в сотый уже раз ему позвонил помощник Бастрыкина, и Бобров ему сказал, что "вот я слышу - ей дети все время звонят, нормальное общение у них". На Старом мосту мы стали в пробке где-то на час. Потом все же добрались. Надо сказать что руководители Следственного Управления ни разу не забыли, что едут к детям, и всегда привозили гостинцы. Единственные из всех. В этот раз это были прикольные штуки, типа какого-то диковинного варенья, видно - что нашлось под рукой.
И Бобров и его зам довольно долго говорили с детьми, потом уехали. Помощник Бастрыкина сказал, что Астрахань не принимает, но, как только аэропорт откроют, он сразу прилетит. Бобров уже по телефону сообщил ему, что "дети открытые, веселые, добрые, обстановка нормальная".
Вечером детей осматривал эксперт со следователем.
Мне начали звонить журналисты, подключился черный пиар. Минсоц вывесил у себя на сайте, что "дети у Дробинской находятся незаконно" - меня умиляли их формулировки "изъять детей", "находятся незаконно" - как вещи, а не люди. Они, кстати, ни разу так и не выразили своего мнения о том, что сейчас открылось в Разночиновском детском доме. Видно, их устраивает то, что дети там были "законно". Остальное неважно!
Вечером мы легли спать, усталые и в тревоге, но непобежденные. УАЗ мой остался под снегом в квартале от Следственного Комитета.
Оригинал взят у drobinskaja в мои дети, наша жизнь. С чем мне пришлось встретиться, как опекуну - 3
На следующий день, во вторник утром, я повезла детей в поликлинику. Я сказала заведующей: "Форс-мажор" и попросила осмотреть всех детей на предмет наличия синяков и следов повреждений, а также сделать об этом запись. Я еще возила детей к судмедэкспертам, но они отказались смотреть, сказав, нет оснований. В школу я младших не пустила, учителей предупредила, старшим долго объясняла, как себя вести, если что...
В обед мне позвонила помощница судьи из Трусовского суда, и, хихикая в трубку, сообщила, что на меня тут поступила заявление об изъятии детей (ее фомулировка). Заседание они назначили на следующий день. Я сказала, что пусть присылают мне копию материалов, как положено, а иначе я никуда не пойду. Она пыталась спорить, но я положила трубку. Я хорошо знала этот суд по Данилкиному суду, и поведение помощницы судьи, то, как быстро назначили заседание в постновогоднее время, не оставляло иллюзий об их сговоре с администрацией.
Но для себя я уже знала, что делать.
Мне стали звонить отовсюду, в интернете подключились все друзья из ЖЖ, и не только друзья.
После обеда, когда дети спали, мне позвонили из Москвы. Звонивший представился помощником Бастрыкина и сказал, что Александр Иванович поручил ему разобраться, что происходит с детьми. Он долго выяснял ситуацию, уточнил насчет Разночиновки, сказал, что Астраханскому Следственному Управлению уже отдали поручение взять детей под охрану, а ситуацию - под свой контроль, оставил свой сотовый, сказал, что срочно вылетает в Астрахань, что все ситуации с детьми у Бастрыкина лично на столе.
Но даже это меня не успокоило. Грозовые тучи висели над самой головой.
Оригинал взят у drobinskaja в мои дети, наша жизнь. С чем мне пришлось встретиться, как опекуну- предыстория
На самом деле это началось в 2002 году, когда я впервые попала в Разночиновский детский дом, в 2004 - когда моя сестра взяла оттуда 15-летнюю девушку, которая затем лечилась в Австрии, и в 2006, когда я впервые написала заявлеие о тех нарушениях в детдоме, которые увидела сама и о которых мне дети рассказали.
Тогда мне когда было обжаловать пустые отписки на те мои заявления. Но в 2010 году я впервые попала на Разночиновское кладбище. Я не с Марса прилетела, знаю, как у нас дела. НО все равно это взяло за душу. В феврале 2011 года я выложила фотографии детского кладбища в интернет, туда же - и мое заявление в прокуратуру. И вот битва полыхнула с новой силой.
СМИ здорово сгустили краски - я-то была осторожна в выражениях. НО на то они и СМИ. Я прекрасно понимала, что лучший способ заставить общественность не слушать это - забрать у меня детей, представив меня кем угодно, только не переживающей за детские судьбы. В этом направлении и шло. На меня натравили довольно много журналистов, местных прикормленных блоггеров, в сеть выкладывали фотографии моего дома, которые сделаны были потихоньку во время визитов опеки, и смонтированы. Увы им. Я не ангел, и не отрицаю этого, но что во мне есть, то есть. Кибер - атака не помогла, хотя нервы нам потрепала. Но думаю, что моих детей и меня это закалило. Если теперь мы еще больше чувствуем себя семьей, то из-за этого тоже.
В 2011 году я стала планово обжаловать все отказы в возбуждении уголовных дел, которые приходили. Закон такой, что обжаловать в федеральный орган можно после отказа в возбуждении уголовного дела, подписанного руководителем на месте. Перед Новым годом я получила такой отказ, и стала писать в Москву. План был простой - Москва откажет, и я обжалую это в суде, но уже в Московском. Тоже не сахар, но главное - не здесь.
Мне позвонил Борис Львович Альтшуллер, спросил, как дела. Я сказала, он попросил, чтобы я ему прислала копию моего заявления, потому что после праздников встречается с Бастрыкиным, который лично интересуется, как дела в Разночиновке.
И вот, 16 января я позвонила Борису Львовичу в том числе, и сказала, уже поздно ночью, что на меня нападение - детей хотят забрать, а что хуже всего - опять в этот Разночиновский ад. Борис Львович сказал, чтобы я срочно ему присылала письмо, потому что он завтра как раз с Бастрыкиным встречается и ему это скажет.
Оригинал взят у drobinskaja в мои дети, наша жизнь. С чем мне пришлось встретиться, как опекуну.
как зима наступает, вспоминаю, как два года назад у меня пытались забрать детей. В такое же время ночью подкатили на пяти или шести легковых машинах, Газели, все Минсоцевское начальство, кроме Лукьяненки, которая самый министр и есть, и пытались детей забрать. 16 января 2012 года.
Они сказали, что на меня "поступил сигнал", после долгих препирательств согласились этот "сигнал" мне показать - это было заявление пастора лютеранской церкви Веры Зауер, с которой мы какое-то время общались. До сих пор не знаю точно, зачем ей это было надо. Думаю - из каких-то материальных соображений.
Я согласилась пустить в дом двоих, в том числе сотрудницу КДН, потому что у нее одной было удостоверение. Интересно - опека "шла на дело", вообще не взяв никаких удостоверений! Атас!
Я воспользовалась своим правом не отдавать детей, насильно они ничего не могли сделать, так как я дала им убедиться, что жизни детей ничего не угрожает. А других оснований для немедленного отобрания детей - нет.
"Психолог" - она так себя назвала - пока я общалась с замминистра Васильевой, пыталась убедить моих детей, что "мама все врет вам", и что "в детдомике вам будет лучше, там друзья будут, там с вами будут работать". Идиотство - дети-то помнят, как там было в "детдомике".
Через три часа они наконец убрались восввояси, несолоно хлебавши, с угрозой далее действовать "позакону", по какому-то там ихнему закону. А я быстро стала соображать, что предпринять. Помню, что я им сказала: "Дети из моего дома уйдут только в двух случаях - если они сами этого захотят, или через мой труп".
Чиновники бы предпочли мой труп, думаю.
А ночью, потому что уже была ночь, я села обзванивать всех, кого знала,писать в интернете, просить о помощи, "поднимать шум".... ибо спасение утопающих дело рук самих утопающих.
Через пару часов в моей почте было двести два письма - ответа!
Я пишу для тех, кому придется через это пройти. Для помощи.




Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments